2FRANCE.RU - Ваш путеводитель по Франции! «Мир странствий»: +7 (495) 983-03-39 (мн.)
   
2FRANCE.RU - Ваш путеводитель по Франции!
  Париж | Замки | Города | Туры во Францию | Отели Франции | Искусство | История | Статьи | Координаты

Мы перезвоним

Туризм и отдых:

Туры во Францию <font color=red>Туры во Францию</font>

Все отели Франции! 

Визы во Францию 

Авиабилеты во Францию 

Винные туры! Винные туры!

Для турагентств 

Туры на Сан Мишель 

Туры на выставки 

Конференции во Франции 

Регистрация фирм во Франции 

Недвижимость во Франции 

Аренда вилл во Франции 

Тематические семинары 

Горные лыжи во Франции 


Путеводитель по Франции:

Достопримечательности Парижа 

Дворцы и замки Франции 

Города и курорты Франции 

Статьи о Франции 

История Франции 

Искусство Франции 

Французская Полинезия 

Французская Гваделупа 

Праздники во Франции 

 

 

Идеи отдыха:

Отдых во Вьетнаме
Отдых в Гоа (Индия)


Rambler's Top100

Кампания против Австрии 1809 года

Еще после возвращения своего из Байонны, в августе 1808 года, Наполеон знал, что Австрия, положение которой во время прусской кампании было очень двусмысленно, обнаруживала неприязнь к Франции, и откровенно высказал свое мнение Меттерниху, посланнику этой державы, прибывшему в Сен-Клу для принесения Наполеону поздравлений от австрийского двора с днем его ангела. Посланник уверял в мирном расположении своего государя и говорил, что все вооружения в Австрии производятся единственно как принятие мер оборонительных. Наполеон дал ему почувствовать всю неосновательность такой оговорки и, говоря, что ниоткуда никакая опасность не грозит Австрии, промолвил: «Однако же я верю, что ваш государь не желает войны, я полагаюсь на то слово, которое он дал мне при нашем свидании. Он не может держать на меня зла, правда, я занял было его столицу и большую часть его областей, но возвратил почти все... А, как думаете? Если бы кто из моих неприятелей взял Париж, поступил ли бы со мной так умеренно?.. Интриги влекут вас туда, куда бы вы и сами не желали идти. Англичане хотят снова разжечь огонь войны в Европе...» Но Меттерних стоял на том, что австрийский кабинет не питает никаких неприязненных чувств. По возвращении Наполеона из Испании, уже в марте 1809 года, когда все заставляло предвидеть непременный разрыв Франции с Австрией, Меттерних не переставал уверять в том же. Но ему уже никто не верил, и сенат постановлением от 14 апреля назначил новый набор сорока тысяч конскриптов.

Наконец австрийский император издал манифест, 9 апреля объявил войну и 10-го открыл кампанию, 12-го Наполеон, извещенный по телеграфу о переходе неприятеля через Инн, выехал из Парижа, 16-го прибыл он в Диллинген, где застал баварского короля, которому дал обещание за две недели возвратить его столицу, уже занятую эрцгерцогом Карлом, 17-го Наполеон был в Донаверте и обратился к своим воинам со следующей прокламацией:

«Воины, неприятель ступил на землю конфедерации. Австрийский военачальник хочет, чтобы мы бежали перед его оружием и оставили ему в жертву наших союзников. Я прибыл к вам с быстротой молнии.

Воины, вы были свидетелями, как император австрийский навестил меня в моем бивуаке в Моравии. Вам, победителям в трех войнах, Австрия обязана всем: и троекратно не сдержала данного слова. Наши прошлые успехи служат верным ручательством в будущих победах.

Пойдем же, и пусть, видя нас, неприятель узнает своих победителей».

Австрия надеялась на отсутствие Наполеона, его гвардии и старых солдат. Она знала, что во всей Германии разбросано не более восьмидесяти тысяч французских войск, тогда как в ее армии, разделенной на девять корпусов и состоящей под начальством эрцгерцога Карла, считалось не менее полумиллиона воинов. Первые действия принца Карла казались успешными. Он, быстрым движением через Инн на Изер, принудил баварского короля оставить Мюнхен. Французская армия была в это время растянута на протяжении шестидесяти миль, что доставляло возможность разорвать ее и разбить по частям. Австрийский главнокомандующий заметил это и хотел этим воспользоваться, как внезапный приезд Наполеона дал делу другой поворот. Рвение эрцгерцога и его войск поостыла, а бодрость французов, напротив, воспрянула с новой силой. Все последствия неблагоразумно принятых мер исправлены. Наполеон начал маневрировать превосходно и тотчас сдержал слово, данное королю баварскому: на десятый день после обещания он с торжеством возвратил его в Мюнхен, куда въехал 23 апреля, одержав шесть побед в течение шести дней.

Два первых сражения последовали в один день, 19 апреля, одно под Пфафенгофом, другое под Танном. В битве при Пейсинге пятьдесят седьмой линейный полк под командой храброго полковника Шарриера последовательно вступал в дело с шестью разными австрийскими полками и каждый раз торжествовал над неприятелем. 20-го последовало сражение под Абенсбергом, и победа опять осталась за французами. Битва эта продолжалась всего один час, австрийцы потеряли в ней восемь знамен, двенадцать орудий и восемнадцать тысяч человек, взятых в плен французами. На следующий день новое поражение ожидало австрийцев под Ландсхутом.

этой-то битве генерал Мутон, руководивший одной колонной гренадеров, кинулся на мост через Изер, уже объятый пламенем, и громовым голосом закричал, обращаясь к своим солдатам: «Чего тут думать? Вперед! Только покуда не стреляйте!» Гренадеры кинулись и скоро ворвались в город, оставленный неприятелем после жестокой и кровопролитной обороны. В это самое время эрцгерцог Карл окружал и брал в плен отряд французов числом в тысячу человек, которому было поручено охранять мост в Регенсбурге. Наполеон, получив об этом донесение, поклялся, что через двадцать четыре часа смоет кровью австрийцев стыд, нанесенный его оружию. 22 числа он действительно двинулся на Регенсбург и встретил неприятельскую стодесятитысячную армию, занявшую позицию в Экмюле. То был новый случай к большому сражению и победе. Австрийцы разбиты, вынуждены ретироваться и оставить в руках победителей почти всю свою артиллерию, пятнадцать знамен и двадцать тысяч пленными. Сам эрцгерцог Карл обязан спасением только своему доброму коню.

Двадцать третьего числа французы подступили к Регенсбургу, которого не могла прикрыть австрийская кавалерия, разбитая Ланном, но зато шесть пехотных полков, оставленных эрцгерцогом Карлом в городе, решились защищать его. Наполеон прибыл сам, чтобы распоряжаться приступом. Его ранило пулей в правую ногу. Слух об этом немедленно распространился по рядам французской армии, и множество солдат захотели лично удостовериться в его справедливости. Но едва показались они на месте перевязки, которую Наполеон велел себе сделать на скорую руку, как он встал и сел на коня при громких криках обрадованных воинов. Вскоре после того город был взят штурмом. Восемь тысяч неприятелей сдались, остальные, упорно защищавшиеся, положены на месте.

Тем временем маршал Бесьер, преследуя остатки австрийских войск, пораженных при Абенсберге и Ландсхуте, настиг их 24 числа под Неймарком в то самое мгновение, как они соединились с резервным корпусом, прибывшим на Инн, разбил их снова и взял в плен полторы тысячи человек.

В тот же день Наполеон отдал в Регенсбурге следующий приказ по армии:

«Воины!

Вы оправдали мои ожидания, вы мужеством заменили недостаток в числе, вы со славой показали разницу, которая существует между солдатами Кесаря и армией Ксеркса.

В течение немногих дней мы остались победителями в сражениях Таннском, Абснсбергском и Экмюльском, в битвах под Пейсингом, Ландсхутом и Регенсбургом. Сто орудий, сорок знамен, пятьдесят тысяч пленных, три тысячи повозок с багажом, амуничные и боевые ящики всех неприятельских полков — вот трофеи быстрых, совершенных вами переходов и вашего мужества...

Менее чем через месяц мы будем в Вене!»

И это дерзкое предсказание исполнится, как перед тем исполнилось обещание Наполеона королю баварскому. Наполеон быстро двинется на столицу Австрии. 30 апреля его главная квартира находится в Бургаузене, здесь представляется ему графиня фон Армансперг и просит возвратить ей мужа, захваченного австрийцами по подозрению в расположении к французам, здесь же издает он третий бюллетень большой армии, в котором жестоко и лично оскорбляет императора Франца. Если Наполеон думал свергнуть его с престола, то в этом случае слова его просто оскорбительны, но если располагал оставить его на троне обширной и сильной державы, то говорил совершенно вопреки всякой политике, потому что посевал своей дерзновенной речью семена вечного неудовольствия в сердце монарха, с которым с этой поры никакой союз и никакие сношения не могли уже быть искренними и даже становились опасными.

Первого мая главная квартира императора французов перенесена в Рид, куда он прибыл ночью. Третьего тридцатитысячный корпус австрийцев, ретирующийся от Ландсхута к Эберсбергу, настигнут французскими егерями. В это время Бесьер и Удино, только что соединившиеся с Массеной, шли тоже на Эберсберг и грозили окружить и уничтожить корпус австрийцев, генерал Клапаред шел с французским авангардом, состоящим не более как из семи тысяч человек. Едва только этот авангард дебушировал, как неприятель, занимавший выгодную позицию, не стал дожидаться приближения французских корпусов и напал на него, зажегши город, в котором вся постройка была деревянная. Пламя разлилось повсюду и остановило Бесьера, подошедшего было с кавалерией к мосту для поддержания Клапареда.

Таким образом, этот генерал был вынужден защищаться одними собственными средствами против неприятеля, в четыре раза с лишним превосходящего в силах, и удерживался в течение трех часов. Наконец генералы Легран и Дюронель (Durosnel) пришли с разных сторон на помощь авангарду. Замок Эберсберг взят приступом и сожжен, неприятель отступил через Эннс на Вену, потеряв в этом сражении двенадцать тысяч человек, в том числе более половины взятыми в плен.

На бивуаках под Эберсбергом Наполеон принимал депутацию от областей верхней Австрии. 4-го он ночевал в Эннсе, в замке графа Авсперга, и 6-го очутился в том же знаменитом Молкском аббатстве, в котором останавливался во время кампании 1805 года; и на этот раз французские солдаты взяли из погребов аббатства несколько миллионов бутылок вина.

Восьмого числа главная квартира Наполеона перенесена из Молка в Санкт-Полтен. Через два дня, в девять часов утра, Наполеон стоял уже у ворот Вены.

В столице Австрии начальствовал эрцгерцог Максимилиан, брат императора, и готовился защищать ее. Первые предложения о сдаче отвергнуты им с презрением. Между тем в руках французов находились уже предместья, заключающие в себе две трети всего народонаселения столицы. Наполеон учредил в них национальную стражу и городовое правление, которое немедленно отправило к эрцгерцогу Максимилиану депутацию с просьбой пощадить дома предместий, но его высочество не снисходил на это прошение, и огонь продолжался по-прежнему.

Тогда Наполеон отдал приказ бомбардировать столицу. Одиннадцатого числа, в девять часов вечера, мортирная батарея, поставленная в ста саженях от стен Вены, начала громить город. Меньше чем за четыре часа брошено тысяча восемьсот бомб. Вскоре весь город представил одно сплошное море огня. Эрцгерцог, после тщетных усилий воспрепятствовать успехам осаждающих и притом узнав, что французы перешли за один из рукавов Дуная и могли ему отрезать отступление, оставил Вену ночью и сдал начальство генералу О'Рейльи (O'Reilli), который на рассвете дал знать Наполеону, что прекращает огонь, а вслед за тем к императору французов прибыла и депутация от столицы, в числе которой находился венский архиепископ; депутацию эту Наполеон принял в Шенбруннском парке.

В тот же день, 12 числа, Массена овладел Леопольдштадтом. Вечером подписана капитуляция Вены, а 13-го в шесть часов утра Удино со своими гренадерами занял столицу Австрии. На другой день отдан следующий приказ по армии:

«Воины!

Ровно через месяц после того, как неприятель перешагнул за Инн, мы, в тот же день и час, вступили в Вену...

Уважайте народонаселение города Вены. Я принимаю жителей столицы Австрии под мое особенное покровительство. Что касается людей злых и мятежных, то я примерно стану их наказывать.

Воины! Будьте снисходительны к бедным поселянам, к этому доброму народу, имеющему столько прав на наше уважение. Не станем гордиться всеми нашими успехами, будем смотреть на них, как на действия благости и правосудия Промысла.

Наполеон».

Однако австрийская армия, отступив от столицы, не отказалась от продолжения военных действий. Прикрытая Дунаем, на котором разрушила мосты, находившиеся в Вене и ее окрестностях, эта армия выжидала только случая принять наступательное положение. Первой целью ее атак был линцский мост, но Вандам мужественно защищал его, а прибывший к нему на помощь маршал Бернадот вовсе отбил австрийцев. Со своей стороны и Наполеон горел нетерпением перейти за реку и кончить кампанию, поэтому все его внимание было обращено на возобновление сообщения противоположных берегов. Массена успел перекинуть несколько мостов через тот рукав Дуная, который орошает остров Лобау; Наполеон решился переправить по ним всю свою армию. В три дня корпуса Ланна, Бесьера и Массены заняли позицию на этом острове. Сообщение с правым берегом производилось посредством плашкоутного моста длиной в пятьсот саженей, наведенного на трех рукавах реки. Другой мост, длиной всего в шестьдесят одну сажень, соединял остров с левым берегом. По нему перешли 21 мая тридцать пять тысяч человек войска, готового к бою; но к вечеру того дня эрцгерцог Карл, успевший собрать все остатки австрийских корпусов, разбитых в Баварии, и присоединить их к своим резервам, явился со стотысячной армией и быстро напал на корпуса Массены, Бесьера и Ланна, которые одни из всех французских войск находились на левом берегу Дуная. Первым атакован Массена, стоявший в Асперне; он защищался с мужеством, так же как и Ланн, атакованный в Эслингене, между тем как Бесьер производил блистательные кавалерийские атаки на центр австрийцев, расположенных между этими двумя деревнями.

Ночь прекратила огонь. Стотысячная австрийская армия не могла заставить отступить корпуса Массены, Ланна и Бесьера, в которых насчитывалось вообще тридцать пять тысяч человек, следовательно, можно было полагать, что если к французам подоспеет подкрепление, то австрийцы будут разбиты. По распоряжению Наполеона гренадеры Удино, дивизия Сент-Илера, две бригады легкой кавалерии и артиллерия, принадлежавшая этим войскам, перешли ночью мост и заняли позицию в боевой линии. Наполеон принял руководство и надеялся одержать значительную победу. В четыре часа утра австрийцы, опять первыми, начали сражение нападением на деревню Асперн, занятую Массеной, который, выдержав и отразив натиск неприятелей, сам не замедлил перейти в наступление и быстро пошел на атаковавшие его колонны, а между тем Ланн с молодой гвардией ударил на австрийский центр, чтобы разъединить фланги их армии.

Победа, очевидно, склонялась на сторону французов, как вдруг в семь часов утра Наполеону донесли, что от внезапной прибыли воды в Дунае разорвался мост, связывавший остров Лобау с правым берегом реки, и таким образом уничтожен единственный путь сообщения между отрядом, сражающимся на левом берегу, и остальной частью французской армии. Получив это известие, Наполеон, у которого было только пятьдесят тысяч человек против ста тысяч австрийцев, дал повеление остановить наступательные действия и приказал своим маршалам заботиться только о сохранении настоящей позиции, чтобы потом им можно было в порядке отступить на остров Лобау. Распоряжения Наполеона исполнены в точности. Между тем австрийцы, видя невыгодное положение французов, лишенных подвоза артиллерийских снарядов и подкрепления пехотой, немедленно атаковали их на всех пунктах. Они снова и в одно время кинулись на Асперн и Эслинген, но везде были мужественно отражены французами. Маршал Ланн, которому император Наполеон поручил удержать за собой поле битвы, с примерной храбростью исполнил возложенное на себя поручение. Но эта блистательная услуга была последняя, которую славный воин оказал отечеству и своему государю-другу. К концу сражения ядро оторвало ему ногу. Операция отнятия ноги была сделана немедленно и с таким успехом, что даже подала надежды, к несчастью, не сбывшиеся. Маршала принесли на носилках к императору, который не мог удержаться от слез при виде любимейшего из бывших своих товарищей, смертельно раненного. Наполеон сказал впоследствии: «Видно, этот удар был мне чувствителен, если я, в тогдашнем положении моей армии, мог еще думать не о ней одной». Ланн, лежавший в обмороке, пришел наконец в чувство и, видя возле себя Наполеона, обнял его и сказал: «Еще один час, и вы лишитесь человека, который умирает с уверенностью, что был и остается лучшим вашим другом». Маршал прожил еще десять дней, и было несколько таких минут, в течение которых медики питали надежду спасти его от смерти; но все их усилия остались тщетными, и 31 мая в Вене Ланн скончался.

Сражение под Эслингеном нанесло чувствительный удар Наполеону в его частных привязанностях и лишило французскую армию еще одного искусного и храброго генерала, Сент-Илера. Хотя французские войска в день эслингенского боя показали большое мужество, однако ж победа осталась нерешенной: обе воюющие стороны приписывали ее себе. В глазах Европы Наполеон мог показаться побежденным уже по одному тому, что не совершенно разбил неприятеля и был вынужден оставаться в прежней позиции, не подвинувшись ни на шаг вперед. Он понял, какое влияние может оказать это на настроение французской нации, и решился не отступать ни под каким видом и держаться на острове Лобау, в котором часть его армии была заперта непредвиденным разливом Дуная и разрушением мостов.

Эрцгерцог Карл, со своей стороны, озабоченный движениями Даву, бомбардировавшего Пресбург, не счел возможным перейти в наступление и ограничился укреплением своей позиции между Асперном и Енцерсдорфом.

Наполеон деятельно занялся наведением новых мостов, сообщение острова с правым берегом реки было вскоре восстановлено. Потом пришло известие, что на третий день после Эслингенского сражения итальянская армия под начальством вице-короля Евгения одержала при Сен-Микеле решительную победу над австрийским корпусом генерала Елачича (Jellachich) и соединилась на высотах Симмеринга с германской армией французов. За этим счастливым событием последовала прокламация. Наполеон говорил:

«Воины итальянской армии!

Вы достигли со славой цели, которую я назначил вам:

Симмеринг стал свидетелем вашего соединения с большой армией.

Милости просим! Я доволен вами!.. Повеление двинуться вперед застало вас на полях Аркольской битвы, и вы, над прахом падших героев, поклялись победить или умереть. Вы сдержали ваше слово в сражениях под Сен-Даниелем, Тарви, Гарисе...»

За соединением вице-короля последовала, 14 июня при Раабе, новая, им же одержанная победа над эрцгерцогом Иоанном и эрцгерцогом-палатином. Вслед за тем Мармон, после успешных действий в Далмации, также присоединился к большой армии, и корпус его вошел в круг операционного плана, предначертанного Наполеоном, который увидел, что настало наконец время нанести решительный удар австрийцам, к чему он готовился уже более месяца. Вот извлечение из двадцать пятого бюллетеня, содержащего в себе описание Ваграмской битвы после предварительного описания перехода французских войск через Дунай 4 июля в десять часов вечера, пожара Енцерсдорфа и некоторых успехов, одержанных в течение дня пятого июля.

ВАГРАМСКАЯ БИТВА

Австрийцы, встревоженные успехами французов, пришли в движение, и в шесть часов вечера заняли следующую позицию: их правое крыло расположилось от Стаделау до Герасдорфа, центр от Герасдорфа до Ваграма, левый фланг от Ваграма до Нейзиделя. Французская армия имела свой левый фланг в Гросс-Асперне, центр в Рашдорфе, правое крыло в Глинсендорфе. День уже клонился к вечеру, обе армии оставались в описанной позиции, и на следующий день нужно было ожидать большого сражения; но если бы французам удалось ночью занять Ваграм, то линия австрийской позиции была бы разорвана, и положение неприятелей, и так уже столь растянутое, представило бы случай к получению больших выгод без вступления в решительный бой. Вследствие того нападение на Ваграм произведено, и французы овладели было этим селением, но в темноте ночи колонна французов и колонна саксонцев, сойдясь и приняв друг друга за неприятелей, сделали то, что покушение не удалось.

Тогда начались приготовления к ваграмской битве. Кажется, что распоряжения вождя французской армии и главнокомандующего армией австрийской были совершенно противоположны одни другим. Император французов употребил всю ночь на стягивание своих сил к центру, где присутствовал сам, на расстоянии пушечного выстрела от Ваграма. Сообразно тому герцог де Риволи сделал движение на левый фланг, к Адерклау, оставив у Асперна одну только дивизию, которой приказано, в случае нужды, отступить к острову Лобау, а герцогу Ауэрштадтскому повелено миновать селение Гроссгофен и тоже приблизиться к центру. Австрийский главнокомандующий, напротив, ослабил свой центр, чтобы усилить фланги, которые растянул еще на большее против прежнего пространство.

Шестого числа на заре князь Понте-Корво стал на левом крыле, имея сзади себя, во второй линии, герцога де Риволи. Войска вице-короля связывали его с центром, в котором корпуса Удино, герцога Рагузского, императорской гвардии и кирасирские дивизии расположились в семь или восемь линий.

Герцог Ауэрштадтский пошел с правого фланга к центру. Австрийский корпус генерала Беллегарда, напротив, подвинулся к Стаделау. Корпуса Коловрата, Лихтенштейна и Гиллера связывали этот правый фланг с позицией близ Ваграма, занятой князем Гогенцоллерном, и с оконечностью левого крыла в Нейзиделе, где дебушировал корпус Розенберга тоже с намерением растянуться за позицию герцога Ауэрштадтского. Оттого и случилось, что корпуса Розенберга и герцога Ауэрштадтского, делая движение в одну сторону, сошлись и первыми на заре начали сражение. Наполеон тотчас же поскакал к месту завязавшейся битвы, велел подкрепить герцога Ауэрштадтского кирасирской дивизией герцога Падуанского и навел батарею из двенадцати орудий во фланг корпусу Розенберга, который менее чем за три четверти часа опрокинут и, потерпев значительный урон, отступил за Нейзидель.

Между тем выстрелы орудий начали раздаваться по всей линии, и намерения австрийцев становились час от часу заметнее, весь их левый фланг обставлялся артиллерией. Такое распоряжение неприятельского главнокомандующего казалось до того несообразным с делом, что Наполеон в течение некоторого времени приостановился отдавать приказания, опасаясь, не скрывается ли в этом маневре какой воинской хитрости. Он приказал герцогу де Риволи атаковать одну деревню, занятую неприятелем, которая несколько беспокоила оконечность французского центра; велел герцогу Ауэрштадтскому обойти позицию при Нейзиделе и оттуда направиться на Ваграм, а войскам герцога Рагузского и генерала Макдональда указал построиться в колонны и напасть на Ваграм в то самое время, как герцог Ауэрштадтский будет дебушировать.

Тем временем Наполеону донесли, что австрийцы с яростью ведут атаку против той деревни, которую успел занять герцог де Риволи, что австрийцы верст на пять с лишним протянулись дальше левого фланга французов, что со стороны Гросс-Асперна слышна сильная канонада, и что интервал между Гросс-Асперном и Ваграмом, кажется, покрыт неисчислимым множеством неприятельской артиллерии. Тогда уже не стало более сомнения: австрийцы сделали величайшую ошибку, стоило только воспользоваться ею.

Наполеон тотчас же приказал генералу Макдональду построить дивизии Брусье и Ламарка в колонны к атаке, а дивизии генерала Нансути, конной гвардии и шестидесяти орудиям гвардейской артиллерии да сорока орудиям, взятым от другим корпусов, их поддерживать. Генерал граф Лористон, приняв начальство над этими ста орудиями, пустился рысью на неприятеля, молча подъехал к нему на половину расстояния пушечного выстрела и открыл убийственный огонь, который вскоре заставил замолчать австрийскую артиллерию и жестоко поразил ряды неприятелей. Тогда Макдональд ринулся быстро в атаку, его поддерживал дивизионный генерал Рейль с бригадой гвардейских егерей и застрельщиков. Чтобы способствовать совершенному успеху этой атаки, полки гвардии сделали перемену фронта. Австрийский центр в самое короткое время отступил на целую милю; их правый фланг увидел всю гибельность занятой им позиции и тоже поспешно ретировался. В это время герцог де Риволи напал на неприятеля с фронта, а герцог Ауэрштадтский кинулся на его левое крыло, взял Нейзидель и пошел на Ваграм.

В эту пору было еще только десять часов утра, а уже победа, несомненно, должна была склониться на сторону французов.

В полдень Ваграм занят. Австрийцы с десяти часов утра только оборонялись, отступая, с полудня это отступление начало производиться без порядка, и далеко до наступления ночи неприятель вовсе ушел из виду. Левое крыло французов находилось в Ительзе и Эберсдорфе, центр близ Оберсдорфа, а кавалерия правого фланга занимала пикеты до самого Зонкирхена.

Седьмого числа, на рассвете, французская армия пришла в движение и потянулась на Кропейбург и Волькерсдорф, а форпосты ее были близ Никольсбурга. Неприятель, отрезанный от Венгрии и Моравии, был приперт к границе Богемии.

Так происходила Ваграмская битва, битва решительная и навсегда знаменитая, в которой дралось от трех- до четырехсот тысяч человек и действовало от тысячи двухсот до полуторы тысяч орудий, на местности, совершенно известной неприятелю, на позиции, которую он укреплял в течение нескольких месяцев.

Десять знамен, сорок пушек, двадцать тысяч человек пленными, в том числе до четырехсот обер-офицеров и много генералов и штаб-офицеров, суть трофеи этой победы...»

В третий раз Наполеон явился победителем Австрии и в руке своей держал судьбу Лотарингского дома, и в третий раз склонился принять мирные предложения. Император австрийский, лишенный после Ваграмского сражения возможности продолжать войну, попросил перемирия, и оно подписано 10 июля в Цнаиме. Переговоры о мире открыты немедленно, они тянулись три месяца, в течение которых Наполеон оставался в Шенбрунне.

Здесь узнал он о высадке восьмидесятитысячного корпуса англичан на остров Вальхерен, о капитуляции Флиссингена, о покушении на Антверпен и тотчас же послал Бернадота и министра Дарю для охраны этого последнего города. Англичане были вынуждены сесть на суда и отправиться обратно.

Генерал Моне (Monet), не слишком долго защищавший Флиссинген, отдан под военный суд.

За ваграмское дело генералы Удино, Макдональд и Мармон произведены в маршалы.

Французская армия заняла Германию от Дуная до Эльбы, от Рейна до Одера, и с этих-то пор должно считать начало ненависти германцев к Наполеону.

Первым очевидным проявлением этой ненависти была попытка одного молодого человека, прибывшего из Эрфурта в Вену, убить императора французов. Захваченный в то самое время, когда хотел привести в исполнение свое намерение, он остался спокойным и равнодушным, не выражал ни малейшего раскаяния и жалел только о том, что задуманное преступление ему не удалось. Наполеон пожелал лично допросить его. Молодой человек сказал, что его фамилия Стапс, что он родом из Эрфурта, сын лютеранского пастора, никогда не знавал ни Шилля, ни Шнейдера, а также никогда не принадлежал ни к обществу масонов, ни к секте иллюминатов. Наполеон спросил, почему же Стапс не убил его еще в то время, когда видел его в Эрфурте. «Вы давали отдохнуть моему отечеству, — отвечал он, — и я считал, что мир будет непременно». Из ответов Стапса Наполеон понял, до какой степени германцы настроены против него. Он, говорят, хотел даже простить этого несчастного молодого человека, твердость духа и откровенность которого ему понравились, но приказание о помиловании пришло поздно. Стапс хладнокровно выслушал свой смертный приговор и умер, повторяя: «Да здравствует мир! Да здравствует Германия!»

Наконец желанный мир заключен в Вене. 14 октября 1809 года. Австрийский император был вынужден сделать новые уступки областей своих в пользу Франции, Саксонии и некоторых других государств, в том числе и России, к которой отошел тарнопольский край — самая восточная часть прежней Галиции, с 400 000 жителей.

После подписания мирного договора император оставил Шенбрунн и 26 октября прибыл в Фонтенбло.

Источник http://www.museum.ru

2FRANCE.RU - главная страница сайта

Туры во Францию | Отели Франции | Визы во Францию | Выставки | Авиабилеты

Париж / Замки / Города и курорты / Статьи / История / Искусство



Туристическая компания «Мир странствий»

Туристическая компания «Мир странствий» специализируется на бронировании отелей Франции, оформлении виз во Францию, а также на продаже экскурсионных туров по Франции и авиабилетов на чартеры и регулярные рейсы во Францию.

Адрес: РФ, г. Москва, Пушкинская пл., д. 5 (Здание комбината «Известия»), 5 этаж, оф. 501.  Схема проезда

Телефоны: (495)783-80-20 (мн.)

 

Сотрудничество, общие вопросы по Франции: info@2france.ru

Контактная форма

С помощью контактной формы Вы можете заказать тур, отель, авиабилет, визу во Францию (в этом случае укажите свой телефон и время отзвона).

При заказе с сайта скидка 3%!

  Париж | Замки | Города | Туры во Францию | Отели Франции | Искусство | История | Статьи | Координаты