2FRANCE.RU - Ваш путеводитель по Франции! «Мир странствий»: +7 (495) 983-03-39 (мн.)
   
2FRANCE.RU - Ваш путеводитель по Франции!
  Париж | Замки | Города | Туры во Францию | Отели Франции | Искусство | История | Статьи | Координаты

Мы перезвоним

Туризм и отдых:

Туры во Францию <font color=red>Туры во Францию</font>

Все отели Франции! 

Визы во Францию 

Авиабилеты во Францию 

Винные туры! Винные туры!

Для турагентств 

Туры на Сан Мишель 

Туры на выставки 

Конференции во Франции 

Регистрация фирм во Франции 

Недвижимость во Франции 

Аренда вилл во Франции 

Тематические семинары 

Горные лыжи во Франции 


Путеводитель по Франции:

Достопримечательности Парижа 

Дворцы и замки Франции 

Города и курорты Франции 

Статьи о Франции 

История Франции 

Искусство Франции 

Французская Полинезия 

Французская Гваделупа 

Праздники во Франции 

 

 

Идеи отдыха:

Отдых во Вьетнаме
Отдых в Гоа (Индия)


Rambler's Top100

Франция в X в. Несовершеннолетие Лотаря

Смерть Гуго Великого стала событием необычайной важности для Каролингов, поскольку из-за этого жизнь династии продлилась более чем на тридцать лет, а ход царствования Лотаря полностью изменился. Нет никаких сомнений, если бы Гуго Великий остался жив, то захотел бы оказывать неограниченное влияние на Лотаря. А если предположить, что позднее Лотарь пожелал бы избавиться от влияния герцога, то он неизбежно столкнулся бы с теми же препятствиями, что и Людовик Заморский. В таком случае его правлению суждено было бы стать лишь грустным подобием правления отца. Политическое наследие и авторитет Гуго Великого не могли сразу достаться его сыновьям: Гуго по прозвищу Капет, Оттону и Эду-Генриху. Они были еще несовершеннолетними, когда умер их отец, и прошли многие годы, прежде чем старший смог унаследовать родительскую власть. По крайней мере, территориальное могущество Робертинов во Франции оставалось нетронутым. Лотарь был слишком молод, и его королевская власть не настолько окрепла, чтобы отважиться открыто нанести удар по Робертинам. К тому же, Брюнон приходился дядей как Гуго Капету и Оттону, так Лотарю и Карлу и не мог обделить одних ради выгоды других. Кроме того, Робертины находились под опекой Ричарда Нормандского, которому, умирая, поручил их отец. Однако было ясно, что авторитет и слава Робертинов за время их несовершеннолетия неизбежно ослабнут. С этих пор влияние Брюнона начало расти и стало гораздо более весомым, чем при жизни Гуго. Благодаря дружеским отношениям двух сестер, Герберги и Гатуиды, союз Каролингов и Робертинов продолжался еще некоторое время под эгидой их брата, архиепископа Кельна и, как следствие, короля Германии. Таким образом, областью между Рейном и Луарой в течение нескольких лет правил своеобразный семейный совет, где Каролинги, Робертины и Оттоны были связаны отношениями тесного родства. В течение девяти лет (956-965) Брюнон оставался почти таким же регентом Франции, как и герцогом, или, скорее всего, вице-королем Лотарингии.
Его вмешательство в пользу Герберги стало явным тотчас после кончины Гуго Великого. Незадолго до смерти Гуго Ренье, граф Эно, захватил у Юрсиона, вассала Реймской церкви, крепость, расположенную на реке Шер; кроме того, он завладел частью владений Герберги в Эно. Эти земли были вдовьей долей, подаренные королеве ее первым мужем Жильбером, графом Эно и герцогом Лотарингским. Однако у его племянника, Ренье Длинная Шея, не хватило терпения дождаться смерти своей тетки; но здесь его постигла неудача. Лотарь, очевидно, по требованию своей матери осадил крепость на Шере, захватил ее и сжег; более того, Раулю, отцу историка Рихера, удалось проникнуть в Монс, столицу Эно, и захватить в плен жену Ренье и двух его сыновей. Брюнон, получивший преимущество благодаря победам своего племянника и захвату важных пленников, смог навязать Ренье встречу с Гербергой (состоявшуюся сразу после смерти Гуго Великого). Он согласился вернуть Ренье его детей и пленных в обмен на захваченную у королевы собственность (лето 956). В то же время состоялись два собрания, одно в начале года в Ингельхейме, другое после Пасхи в Кельне, где Оттон I принял клятву верности и дары от лотарингцев. Брюнон надеялся, используя примирение между своей сестрой и Ренье, быстро усмирить Лотарингию, страну, которая постепенно подпадала под германское влияние; к примеру, должность Роберта, архиепископа Трирского, унаследовал Генрих, родственник короля Оттона, а место Фульберта, епископа Каморе, — Беренгарий, «зарейнский клирик». В конце 956 г. он был посвящен в епископский сан в Реймсе архиепископом Артольдом. В начале 957 г. Лотарь вернулся в Верхнюю Бургундию. Дальнейшие события продемонстрировали, что король пока не согласился даровать своему двоюродному брату Оттону инвеституру этого герцогства. Лотарь, без сомнения, искал возможность присвоить эту область или, по меньшей мере, заполучить некоторые ее города. Целью его путешествия было также подавление мятежа Роберта, графа Труа. Известно, что Жильбер, герцог Бургундский, перед смертью выдал старшую дочь Леудегарду замуж за Оттона, младшего сына Гуго Великого, который в качестве приданого получил графства Бон и Оксерр. Вторая дочь Жильбера, Аделаида, вышла замуж в это же время за Ламберта, сына Роберта виконта Дижона, которому досталось графство Шалон на Соне. Но, судя по всему, Верра, третья дочь Жильбера, жена Роберта де Вермандуа графа Труа, ничего не получила из родительского наследства; что и объясняло мятеж ее мужа. Без сомнения, Роберт рассчитывал возместить себе отсутствие приданого за счет своих свояков. Вероятно, чтобы оказать им помощь, Лотарь и организовал свой поход в Бургундию. Роберт был вынужден подчиниться и сдаться на милость короля. Сразу же после этих событий Лотарь был срочно вызван на север Франции в связи с распрей между Балдуином, сыном Арнульфа Фландрского, и Роже, сыном Герлуина Монтрейского, начавшейся из-за Амьенского замка (castrum), и новым мятежом лотарингцев под предводительством Ренье, восставших против Брюнона, дяди короля. Бунт быстро подавили: Лотарь вместе с матерью и теткой Гатуидой соединил свои силы с войсками Брюнона в Камбрези. Видя приближение французской и лотарингской армий, Ренье не отважился защищаться. Он отправился к Брюнону в Сен-Сов де Валансьенн; Брюнон же под предлогом, что Ренье отказался дать заложников, решил избавить Лотарингию от этой опасной и неспокойной личности. Он увез его с собой в Кельн и выдал Оттону I. По приказу императора Ренье Длинная Шея был выслан к богемским славянам, где он вскоре скончался. Двое его сыновей, Ренье и Ламберт, получили воспитание при французском дворе, а управление Эно Оттон I передал своему верному рыцарю по имени Рихер. В начале 958 г. Лотарю пришлось, как и два года назад, прийти на помощь Реймской церкви. Замок Куси (castrum Codiciacum), в свое время захваченный Тибо Плутом у Реймсской церкви, был внезапно отбит вассалами архиепископа Артольда. Ардуин, кастелян графа Шартра, успел укрыться в неприступном донжоне. Чтобы заставить его сдаться, королю пришлось лично принять участие в осаде, вместе с Артольдом и большим числом графов и епископов. Приблизительно через две недели Ардуин выдал своих племянников в заложники, и королевская армия сняла осаду. Тем временем Тибо подошел на помощь осажденным, но в Куси его уже не впустили (без сомнений, это являлось одним из условий капитуляции Ардуина). Он отомстил за себя, опустошив Ланскую и Суассон-скую области и с помощью предательства захватив крепость Ла Фер. Задача вернуть эту крепость легла на плечи Рорикона, епископа Ланского, который осадил ее с реймсскими войсками и со всеми своими друзьями — вассалами и родственниками, которых удалось собрать. Вскоре и Лотарь подоспел ему на подмогу. Герберт де Вермандуа и Роберт де Труа стали тогда посредниками между королем и их шурином. Тибо пришлось отдать Ла Фер; но, вероятно, Куси ему вернули, либо к этому времени он сам взял зту крепость приступом. Бургундию все еще раздирали распри из-за наследства герцога Жильбера. В начале 958 г. Рауль, граф Дижонский вассал Оттона, герцога Бургундского (возможно, завидуя удаче своего младшего брата Ламберта, который получил в приданое за своей женой Аделаидой, дочерью Жильбера, графство Шалон на Соне), задумал присвоить себе часть наследства Жильбера, похитив одну из его дочерей. Он захватил у Оттона его супругу Леудегарду вместе с Бонской крепостью и, по словам хрониста, женился на ней. Эта дерзкая затея не имела успеха. 1 мая Оттон вернул себе Бон и, без сомнения, свою жену.
Осенью 958 г. Лотарь во второй раз отправился в Бургундию. Его сопровождали мать Герберта, тетка Гатуида и двоюродный брат Гуго Капет. По-видимому, поход был затеян в интересах Робертинов, т. к. 11 ноября в деревне Марзи, под Невером, была собрана ассамблея, враждебная Гильому Патлатому. Очевидно, Гуго Капет по наущению своей матери вернулся к честолюбивым замыслам своего отца в отношении Аквитании, и Лотарь имел слабость с этим согласиться. Однако король был быстро наказан за свой опрометчивый поступок, и от согласия с его двоюродными братьями не осталось и следа. Дело в том, что Лотарь решил присвоить себе несколько бургундских городов, в том числе Дижон, поведя себя там как суверенный государь (23 ноября), чем привел Робертинов в ярость. Ссора была настолько бурной, что Брюнон был вынужден примчаться в Бургундию с лотарингской армией, дабы разнять племянников и примирить их. Однако примирение не удалось и в начале следующего года (959) Брюнон вернулся в Компьен, чтобы продолжить переговоры. Единственно, что он смог — добиться, чтобы Гуго и Лотарь обменялись заложниками и заключили перемирие до времени, когда соберется ближайшая ассамблея. Затем Лотарь с матерью отправился к своему дяде в Кельн, чтобы отпраздновать Пасху (3 апреля 959 г.). Брюнон, человек благоразумный, воспользовался приездом своего племянника, чтобы добиться от него «отказа» от Лотарингии. Быть может, Лотарь к тому времени лелеял мечту об этой стране, владеть которой, казалось, ему было предназначено уже хотя бы в силу его имени. Возможно, Оттон I с помощью Брюнона намеревался сделать своего сына королем Лотарингии (он осуществил этот замысел двумя годами позднее). Только при условии отказа от Лотарингии архиепископ-герцог гарантировал содействие своему племяннику в будущем. После этого Брюнон отправил короля обратно, наделив дарами. Лотарь и его мать вернулись в Лан к середине апреля. Вскоре Брюнон смог порадоваться своей предусмотрительности. Едва Лотарь уехал из Кельна, как в Лотарингии началось крупное восстание под руководством Иммона — бывшего советника Брюнона. Мятеж лотарингцев был спровоцирован мерами самого архиепископа, который приказал разрушать замки сеньоров, промышлявших разбоем; кроме того, Брюнон возжелал обложить знать Лотарингии налогом, к которому она не была привычна, и, возможно, не одним. Чтобы подавить бунт и сдерживать лотарингцев на будущее, Брюнону пришлось разделить права и обязанности герцога с могущественным Фридрихом, графом Бара и Меца. Весьма вероятно, что если бы Брюнону не удалось заставить своего племянника отказаться от прав на Лотарингию, то лотарингские мятежники могли бы получить поддержку короля Западной Франции. В этом случае архиепископ-герцог оказался бы в гораздо более затруднительном положении.
Со своей стороны Лотарь не слишком сожалел о своем отказе от Лотарингии, поскольку уже в этом году ему потребовалась помощь дяди. Бургундские сеньоры по-прежнему оспаривали другу у друга наследство герцога Жильбера, Роберт, граф Труа, оставшийся ни с чем, вознамерился добиться главенства в Бургундии, завладев Дижоном, который к этому времени стал самым значимым городом в герцогстве. С помощью предательства (что было обычным делом в X веке) ему удалось изгнать королевский гарнизон из Дижона (лето или осень 959). Узнав об этом, Лотарь и Герберга срочно призвали на помощь архиепископа Кельна, который прибыл на их зов с армией лотярингцев и саксонцев. Одновременно с этим Ансегиз, епископ Труа, поссорился с графом Робертом и был изгнан тем из города. Епископ нашел пристанище у Брюнона и просил у него содействия. Поэтому две армии, французская и лотарингская, осадили Труа и Дижон в октябре 959. Но боевые действия затянулись, а вскоре из-за поражения наступающей стороны и вовсе были прекращены. Дело в том, что неожиданно для осаждавших Роберт из Труа получил подкрепление в лице сына Аршамбо, которому в предыдущем году (27 июня 958 г.) Лотарь (по настоянию своего шурина, Рено де Руси, или прельстившись денежным вознаграждением) неосторожно доверил важное Санское архиепископство, вакантное после смерти архиепископа Гильдемана. Из Аршамбо получился скверный прелат (помимо других злодеяний, он был повинен в разрушении аббатства Сен-Пьер-ле-Виф), но вот воином он был отменным. Он встал на сторону своего отца вместе с Ренаром Старым, графом Санса. В это время войска саксонцев, под командованием Гельпона, предводителя арденцев, разоряли деревни в окрестностях Сзнса и угрожали самому городу. Аршамбо и Ренар двинулись навстречу саксонцам с многочисленной армией и в Вильере около ла Ванн разбили их. Сам Гельпон пал в бою. Получив известие об этом поражении, Брюнон, осаждавший Труа, свернул лагерь и вернулся со своей армией в Лотарингию. Лотарь вынужден был последовать его примеру и отложить осаду до следующего года. Первая половина 960 г. прошла в бесконечной борьбе, которую Реймская церковь вела с сеньорами и грабителями (в X в. это было одно и то же), которые только и ждали случая, чтобы ее обобрать. Несколько таких разбойников были захвачены около замка Омон Манассией, племянником архиепископа Артольда, и повешены. Интересно, что в их рядах находился один священник. Другой разбойник, по имени Ламберт, захватил Мезьер, но затем должен был вернуть его Реймской церкви, которой принадлежал этот город. Сам Фридрих, герцог Лотарингии, принудил Ламберта возвратить город и лично проследил за возвратом. Осенью 960 г. Лотарь и Брюнон возобновили военные действия против графа Роберта. Лотарь с матерью осадили Дижон, а Брюнон в октябре вновь подошел к Труа. Сопротивление Роберта продолжалось так же долго, как в прошлом году. Он согласился на переговоры и выдал Брюнону двух заложников, который тотчас же передал их Лотарю. Эти заложники были теми самыми изменниками, которые сдали Дижон графу Труа. Король предал их суду; один из них был заключен в тюрьму другой, сын некоего графа Одельрика, был приговорен к отсечению головы и казнен. Ансегиза восстановили на его епископской кафедре. Брюнон все еще не мог примирить своих племянников, вражда которых длилась уже два года. Наконец ему это удалось: при его посредничестве Гуго и Оттон прибыли к Лотарю и принесли ему клятву верности. В свою очередь король назначил Гуго герцогом Франков и, кроме того, даровал ему Пуату. Оттону же была пожалована Бургундия. Это соглашение ущемляло интересы Лотаря, утратившего Бургундию в тот самый момент, когда подчинение Роберта, графа Труа, казалось, позволило королевской власти закрепиться в этом герцогстве. Более того, Каролинг рассорился с Аквитанией, что не принесло ему никакой пользы, но зато было очень выгодно Робертинам. Таким образом, подготавливая примирение между королем и Робертинами, Брюнон скорее заботился об интересах всех своих племянников, а вовсе не ратовал о выгоде одного Лотаря. В то же время архиепископу-герцогу пришло известие из Лотарингии, что его враги Роберт и Иммон готовят мятеж, и с этой целью укрепляют Намюр и Шевремон. Он примчался, но нашел страну полностью опустошенной, а противников — обильно запасшихся продовольствием на случай осады. Все, что ему оставалось, — это заключить перемирие; затем он вернулся в Кельн. В это время Лотарь отвоевал Дижон и вновь разместил там королевский гарнизон (нояб.-дек. 960 г.). В конце декабря 960 г. он вернулся в Лан и прожил в этом городе вплоть до Пасхи следующего года (7 апреля 961). Именно тогда он принял у себя Оттона, сына Гуго Великого, и знать из Франции и Бургундии. Вероятно, на этом многочисленном собрании, созванном во время Пасхи, Лотарь торжественно инвестировал Оттона Бургундией. Затем в Суассоне состоялось еще одно собрание, на котором присутствовало множество сеньоров. Основной причиной, которую обсуждали на собрании, была распря двухлетней давности между Тибо, графом Шартра, и Ричардом Нормандским. Надо полагать, что Тибо, подстрекаемый своей женой Леудегардой (мачехой Ричарда), был обеспокоен проникновением норманнов в Бретань, поскольку сам желал владеть этой областью. Из-за этого граф Шартра уже много лет враждовал с Нормандией. Ему удалось привлечь на свою сторону короля Лотаря, Гербергу и даже Брюнона; это объясняет, почему Ричард дважды отказывался явиться на переговоры, которые ему предложил Брюнон, очевидно, в начале 959 г. Сам Ричард в 960 г. женился на Эмме, дочери Гуго Великого, с которой был помолвлен после смерти герцога. Этим браком он упрочил связь с Гуго Капетом, своим бывшим воспитанником (который к этому времени должен был достигнуть своего совершеннолетия), а теперь ставшим его шурином. Таким образом Тибо, который не мог рассчитывать на дружбу своего сюзерена — герцога Франков, пришлось искать поддержки у Лотаря и Герберги. Жоффруа Серый Плащ, граф Анжуйский, которого страшили притязания норманнов на Бретань, Балдуин (которому старик Арнульф передал управление Фландрией), присоединил свои голоса к жалобе Тибо на Ричарда Нормандского. Был ли Ричард Нормандский осужден собранием Суассона и королем, хотел ли он отомстить за себя? Вызывали ли его на собрание, чтобы завлечь в западню? Мы не знаем точно. Нам известно лишь то, что между Лотарем и Ричардом тут же разразилась воина. Ричард был побежден. Преследуемый Тибо, Жоффруа и Балдуином вплоть до берегов Эны, он укрылся в Руане (чуть позже 7 апреля 961). Видимо, именно тогда у Лотаря под влиянием Тибо Плута сложились честолюбивые замыслы в отношении Нормандии. Сам Тибо с помощью королевских войск осадил и взял Эврё, однако вряд ли король лично принимал участие в осаде этого города. На самом деле в это время Лотарь задумал один важный поход в Бургундию. Видимо, он руководствовался серьезными мотивами, т. к. даже неожиданная смерть архиепископа Реймского Артольда (30 сентября 961 г.) его не остановила. Спустя один или два дня после смерти Артольда король в сопровождении своей матери, Рорикона, епископа Лана, Гибуина, епископа Шалона, Рено, графа Руси, и других сеньоров, покинул Лан. Он двигался столь быстро, что ему хватило всего трех дней, чтобы пройти 220 километров, которые отделяют Лан от Конде в Булиньи (Верхняя Марна), где он оказался 5 октября 961 г. Эта деревня принадлежала его родственнику Гуго, последнему графу Лана, умершему совсем юным, за несколько дней до отъезда короля. Следуя воле покойного, и по просьбе своего окружения Лотарь пожаловал эту деревню Конде монастырю Сен-Реми де Реймс. Несколько аквитанских епископов и вельмож присоединились к Лотарю в Бургундии. Поддержал ли король притязания Гуго Капета на Аквитанию, или напротив, примирился с Гильомом Патлатым? Мы опять не располагаем никакими сведениями на этот счет. Раймунд I, граф Руэрга и маркграф Готии, умер в этом году (961) перед 7 сентября. Вполне возможно, что его сын Раймунд II, тогда в возрасте 12-13 лет, прибыл со своей матерью Бертой, племянницей Гуго короля Италии, принести клятву верности Лотарю и получить в пожалование Руэрг и маркграфство Готию.
Кажется, что в это время власть Лотаря была признана и Лионнэ. 11 декабря в деревне Таблидина король подтвердил дарение дамы по имени Эммена, которая отдала монастырю Сен-Мартин-де-Савиньи церковь Сан-Пьер-ля-Ноэль. Но, видимо, король не стал возвращаться к прежним планам завоевания Бургундского королевства, так как то ли в этом же году, то ли спустя два-три года он выдал свою сестру Матильду замуж за короля Конрада. Вместо приданого за Матильду Лотарь отказался от своих более-менее реальных прав на города Лион и Вьенн. В начале 962 г. присутствие Лотаря потребовалось на Севере Франции, чтобы избрать преемника Артольда на столь важный пост, как Реймское архиепископство. Но в этом деле Каролинги неожиданно столкнулись с серьезными препятствиями. Альберт и Герберт де Вермандуа, Роберт де Труа просили (а возможно, и потребовали), чтобы наследником Артольда назначили его старого соперника, их брата Гуго. Если их требование было бы удовлетворено, то Каролинги оказались бы в весьма критическом положении. Маленький королевский домен тогда бы был окружен владениями дома Вермандуа; с избранием Гуго де Вермандуа архиепископом король больше не смог бы рассчитывать на столь необходимую поддержку из Реймса. Герберга, испуганная усиливавшейся враждебностью этого опасного клана, срочно отправилась к своему брату Брюнону, как обычно жалуясь на затруднения. В довершение несчастий Гуго Капет, как и его отец тридцать лет назад, возобновил союз Робертинов с домом Вермандуа. В начале марта, во время встречи с Лотарем, он попросил назначить Гуго архиепископом. Король отказался, или дал уклончивый ответ. Военные действия, однако, вспыхнули не сразу; все заинтересованные стороны согласились на перемирие до середины апреля. По приказу короля, в тот день в неизвестном месте на Марне, в окрестностях Мо, под председательством Аршамбо состоялся собор тринадцати епископов из Реймского и Санского диоцезов. Собору надлежало решить, можно ли восстановить Гуго в прежнем сане. Сам Гуго де Вермандуа мог рассчитывать на поддержку своих сторонников, особенно на Парижского, Орлеанского и Санлиского епископов, поскольку эти диоцезы были непосредственно подчинены Гуго Капету. Но у них нашлись решительные противники в лице Рорикона Ланского и Гибуина Шалонского, епископов, преданных Каролингам. Они настаивали на том, что отлучение Гуго де Вермандуа от церкви, провозглашенное прелатами на соборах Вердена, Музона, Ингельхейма и Трира, не может быть отменено епископами нынешнего собора из-за их малочисленности. В конце концов прелаты решили передать дело на суд папы Иоанна XII. Постановление собора не оставляло никаких сомнений — ведь Иоанн XII фактически находился в подчинении у Оттона I, которого он короновал императором 2 февраля прошлого года. А Брюнон, конечно, не преминул уведомить своего брата о сложившейся ситуации. Поэтому Гуго де Вермандуа был снова отлучен от церкви папой и римским духовенством и, кроме того, собором, собравшимся в Павии. Осенью 962 г. во Францию был отправлен легат, чтобы огласить этот приговор. Брюнон не медля известил об этом реймское духовенство и одновременно представил ему своего кандидата на архиепископский престол — Одельрика, знатного и образованного каноника капитула Меца, бывшего, как говорили, потомком св. Арнульфа. С согласия Лотаря и Герберги Одельрик был избран духовенством Реймса и посвящен в архиепископы в аббатстве Сан-Реми Ги Суассонским, Рориконом Ланским, Гибуином Шалонским, Гадульфом Нуйонским и Викфридом Верденским (между 8 сентября и 14 октября 962 г.). Гуго де Вермандуа бежал в Мо к своему брату Роберту и вскоре скончался от огорчения. Эта смерть положила конец разногласиям между двумя лагерями — родом Вермандуа и Робертинами с одной стороны и Лотарем и Брюноном с другой. Но если здесь ситуация стабилизировалась, то в Нормандии события приняли скверный оборот. Ричард отомстил за захват Эвре (конец? 961), огнем и мечом пройдясь по окрестностям Шартра и Дюнуа (весна 962). В свою очередь Тибо собрал три тысячи человек и встал лагерем в Герментрувиле (Сен-Север) на левом берегу Сены, прямо напротив Руана. Но Ричард, переправившись под покровом ночи через реку, на рассвете застиг врасплох спящих французов, убил из них шестьсот сорок человек, я остальных обратил в бегство. Тибо, сломя голову, бежал в Эвре. В довершение несчастий умер его сын Тибо, а Шартр сгорел (5 августа 962 г.).
Искать помощи у своего сюзерена Гуго Капета не имело смысла. Герцог Франков, приходившийся родственником Ричарду, возненавидел Тибо из-за его войны с Нормандией. Поэтому граф Шартра нашел убежище у короля. Лотарь и Герберга оказали ему радушный прием, утешили и, без сомнений, оказали ему подмогу, когда он снова отправился в Шартр. Как раз перед этими событиями умер Гардуин, епископ Шартра. Лотарь и Тибо назначили его приемником Вульфальда, аббата королевского монастыря Сан-Бенуа-на-Луаре (962 г. после 8 сентября). Надо полагать, что известие о том, что Ричард призвал себе на помощь датских пиратов, было одной из причин расположения Лотаря и Герберги к Тибо. Датчане в конце года высадились в Жефосс и в течение трех или четырех лет разоряли пограничные с Нормандией страны, правда, избегая крупных столкновений.
Хотя честолюбивым замыслам, которые Лотарь лелеял в отношении Нормандии, не суждено было сбыться, он вскоре получил весомую компенсацию во Фландрии. Старый граф Арнульф не перестал поддерживать добрые отношения с королем и Реймсской церковью. В начале правления Лотаря граф прибыл к королю с просьбой подтвердить восстановление монастыря Сен-Бавон в Генте, предпринятое святым Герардом Броньским. В 959 г. Арнульф приехал в Реймс и сделал дорогие подарки собору и аббатству Сен-Реми. В 958 г. он поручил управление Фландрией своему сыну Балдуину (который, как мы видели, в 961 г. сражался с Ричардом Нормандским), но Балдуин скончался (одновременно со своей сестрой Леудегардой) 1 января 962 г. и был погребен в аббатстве Сен-Бер-тен. Тогда Арнульфу снова пришлось взять бразды правления Фландрией в свои руки. Он тут же начал борьбу со своим племянником, которого обвинял в убийстве своего брата. В начале осени 962 г. Лотарю во время встречи с Арнульфом удалось примирить противников. В знак благодарности старый Арнульф завещал все свои владения королю при условии, что тот вступит в свои права только после его смерти. И хотя спустя два с половиной года Лотарь не смог реализовать все свои надежды на Фландрию, значительную часть этого графства он заполучил. Поскольку отношения с Гуго Капетом оставались враждебными, Лотарь принял мудрое решение — примириться с аквитанцами. Гильом Патлатый лично прибыл к королю. 14 октября 962 г. около замка Витри он добился подтверждения передачи «дворца Фага» (на юге Пуатье) во владение его жене, герцогине Аделаиде Робертом, сыном графа Мангауда. В конце этого же 962 г. Лотарь по просьбе Гильома подтвердил основание монастыря Св. Троицы в Пуатье его матерью Аделаидой Английской, вдовой графа Эбля, умершего тридцать лет назад. К несчастью, Гильом Патлатый умер на следующий год в монастыре Сен-Кипрьен де Пуатье, куда он удалился после того, как некоторое время был монахом в монастыре Сен-Мексен. Его смерть, казалось, надолго прервала отношения между Аквитанией и королевской властью. Однако Робертины больше не пытались присвоить Аквитанию себе. Брюнон, предложив реймскому духовенству кандидатуру Одельрика, сделал правильный выбор. Новый прелат был человеком энергичным и сразу после своего избрания начал упорную борьбу с соседними сеньорами — настоящими разбойниками, которые только и делали, что воровали и грабили. Самыми опасными из них были князья из рода Вермандуа и Тибо Плут. Воспользовавшись тем, что архиепископская кафедра Реймса некоторое время была вакантной, они прибрали к рукам многие владения архиепископства. Одельрик дал им сто двадцать дней, чтобы вернуть похищенное, а по истечении срока пригрозил отлучением от церкви. Новый архиепископ, естественно, испытывал неприязнь к князьям Вермандуа, которые отвечали ему взаимностью, затаив злобу из-за неудач и смерти их брата Гуго. Равным образом их ненависть распространялась и на Рорикона и Гибуина, которые провалили кандидатуру Гуго — ведь если бы не сопротивление этих прелатов, Гуго скорее всего стал бы архиепископом, тем более что его поддерживал Гуго Капет. Теперь клан Вермандуа искал случай отомстить. Рорикон, живущий в Лане возле короля, был для них недосягаем. Но вот его архиепископство было уязвимо. Герберт отторгнул от него крупный, богатый и густонаселенный городок Эперне. Епархия Гибуина также из-за своего уязвимого расположения была легкой добычей для Роберта, графа Труа. Сразу же после избрания Одельрика Роберт и его брат Герберт пристально следили за городом Гибуина — Шалоном, ничем не выдавая своих намерений. Еще 1 апреля 963 г. Лотарь находился в Суассоне, владении графа Герберта, и подписал хартию в пользу аббатства Омблиер. А чуть спустя, Герберт и Роберт де Труа, выгадав отсутствие Гибуина, сразу по прошествии ярмарки, осадили Шалон и, захватив, спалили город. К счастью, защитникам удалось укрыться в башне и дождаться подмоги. Мир между домом Вермандуа и архиепископством Реймса установился только на следующий год. Герберт добился дружбы Одельрика, вернув ему Эперне, так же как и все остальные владения, захваченные им у Рейнской церкви.
Тибо Плут оказался более упорным. Будучи отлучен от церкви в 964 г., он согласился вернуть Куси только в начале следующего года, причем поставил условие, чтобы архиепископ, помимо полного прощения, передал Куси во фьеф его сыну. Словом, энергичному Реймскому прелату менее чем за два года силой ли или при помощи дипломатии удалось вернуть все владения своей церкви. 965 г. был насыщен событиями, судьбоносными для династии Каролингов: старый Арнульф Фландрский умер 27 марта и был похоронен в монастыре Сен-Пьер в Генте. Лотарь, считавший себя его наследником, тут же вознамерился захватить Фландрию. Но фламандцы и слышать не хотели о том, чтобы король Франции стал их непосредственным правителем. Они провозгласили графом Фландрии Арнульфом II ребенка — внука Арнульфа Великого, и назначили его опекуном Балдуина, который и стал настоящим регентом страны. Тогда Лотарь бросился во Фландрию и за несколько дней без боя взял Аррас, Дуэ. Сен-Аманд и прочие земли вплоть до Ли. На этом он остановился, т. к. при посредничестве епископа Рорикона между ним и фламандскими сеньорами начались переговоры, закончившиеся очень быстро. Фламандцы покорились королю, но Лотарь оставил Фландрию Арнульфу II и Балдуину, сохранив, правда, свои завоевания. Это было наиболее разумное решение. Когда мир был заключен, Лотарь вернулся в Лан, оставив во Фландрии свою мать Гербергу и брата Карла, сопровождавших его в походе. Впрочем, они вскоре собрались вместе, чтобы в мае месяце с Одельриком и Гатуидой отправиться в Кельн к Оттону I. В начале 965 г. Оттон, вернувшись из Рима, созвал во Франконии и Лотарингии несколько пышных ассамблей, которые способствовали укреплению его власти в этих мятежных регионах. 2 февраля он вместе со своим братом Брюноном находился в Вормсе. Пасху (23 марта) он отпраздновал в Ингельхейме, где пробыл вплоть до 23 мая (известно, что Оттон по просьбе своей жены, императрицы Аделаиды, аббата Гинкмара и Вильгельма, архиепископа Майнца, своего незаконнорожденного сына, подтвердил владельческие права аббатства Сен-Реми де Реймс на местечко Кюзель). Но самое представительное собрание состоялось в Кельне; там Герберга с сыновьями снова встретилась со своими братьями, Оттоном и Брюноном, и матерью Матильдой. Мы не знаем точно, зачем созывалось это многочисленное собрание и какие вопросы на нем обсуждались. Ясно, что Оттон, власть которого достигла своего апогея, выступил как хозяин Западной Европы. Надо полагать, что Лотарь, которому исполнилось около двадцати пяти лет, на величественном собрании 2 июня 965 г., производил впечатление подвассального Оттону короля — мы видим его, наряду с Брюноном, Фридрихом Барским, Одельриком и другими лицами, подписывающим хартию, подтверждающую основание аббатства Сен-Мартен де Льеже епископом Эвераклием. Вероятно, на этом же собрании впервые рассматривался вопрос о браке между Лотарем и Эммой, дочерью императрицы Аделаиды и ее первого мужа, Лотаря, короля Италии (этот брак заключили спустя шесть или семь месяцев). Чуть позже Каролинги покинули императорский двор. Герберге не суждено было более встретиться с матерью и братом Оттоном. Лотарь уехал в июне или, возможно, лишь в июле. Вернувшись в Лан, король не замедлил в очередной раз рассориться со своими двоюродными братьями — Робертинами. Причиной ссоры послужила смерть Оттона, герцога Бургундского, скончавшегося 23 февраля. Бургундские сеньоры, не потрудившись узнать мнение короля, обратились к братьям покойного герцога, Гуго Капету и Эду (Oddo), которого также называли Генрихом. Несмотря на то, что Генрих был клириком, его тут же выбрали герцогом. Конечно, Лотарь был глубоко задет подобной бесцеремонностью, поскольку сам имел виды на Бургундию и владел Дижоном. Тем не менее, распри из-за Бургундии начались только после похода короля во Фландрию и поездки в Кельн. Столкновение было столь яростным, что Брюнону пришлось поспешить в Компьен, дабы примирить своих племянников (сентябрь 965). Но эта поездка стала для него последней — во время переговоров Брюнон заболел. Он тогда находился в Реймсе, где был принят с любовью и почестями архиепископом Одельриком; там он слег и скончался спустя пять дней, в ночь с 10 на 11 октября. Викфрид, епископ Вердена, и Теодорих, епископ Меца, двоюродный брат Брюнона отвезли его тело в Кельн и вскрыли завещание. Смерть Брюнона стала значительным событием для земель, расположенных между Рейном и Луарой, которыми он управлял в течение десяти лет. Оттон потерял в его лице искусного правителя Лотарингии, а Лотарь — мудрого и преданного опекуна. Биограф Брюнона уверял, что Оттон поручил ему Францию в качестве провинции (provincia). Хотя его утверждение и сильно преувеличивает действительность, следует признать, что Брюнон на самом деле, с согласия своей сестры Герберги, направлял действия Лотаря в период его несовершеннолетия и фактически управлял Северной Францией. Лишь последние два-три года когда Лотарь подрос, влияние Брюнона стало постепенно ослабевать. Смерть Гуго Великого и поддержка Брюнона позволили королевской власти Каролингов укрепить свои позиции и еще сорок лет противостоять могуществу Робертинов. Однако помощь Брюнона не была полностью бескорыстной; безусловно, своей выгоды он не упустил. Будучи покровителем Лотарю, он в свою очередь привлекал этого короля для усмирения беспрестанных восстаний в Лотарингии; например, как в случае с Ренье Длинной Шеей. После смерти Брюнона узы, связывавшие Каролингов и Оттонов, постепенно ослабели; в Лотарингии, казалось, умиротворенной в последние годы жизни Брюнона, власть Оттонов вновь стала непрочной, когда лотарингские сеньоры снова могли искать поддержки у короля Франции или, по крайней мере, скрываться при его дворе. Можно только удивляться тому, что Оттон и Брюнон покровительствовали Лотарю в период его несовершеннолетия. Ведь подобное поведение, казалось, противоречило нравам X века. Непонятно, почему король Германии не воспользовался смертью Людовика IV, чтобы захватить корону Западной Франции. На самом деле, предприятие подобного масштаба сулило преодоление значительных трудностей и столь мелкие преимущества, что Оттон, наверное, даже и не помышлял о нем. Кроме того, ему препятствовал ряд обстоятельств: тесные родственные связи, связывавшие Оттонов с Каролингами, а также почтение, которое саксонская династия, возможно, питала к потомкам Карла Великого. Ведь если Каролингам был выгоден союз с королем Германии, самым могущественным государем на Западе того времени, то и королю из Саксонской династии было почетно породниться с потомками великого императора. Даже если не учитывать этих суждений морального свойства, предприятие получалось не из легких. Ведь только в одной Северной Франции Оттону пришлось бы сломить сопротивление не только мелких князей Эно, Руси, Вермандуа, но и претендента на престол — герцога Франции и его могущественного вассала герцога Нормандского. А каждый из них был фигурой, способной противостоять коалиции двух или трех королей. У Оттона была возможность убедиться в этом в 946 г. (при осаде Руана). Чтобы их подчинить, потребовались бы нескончаемые войны, а королю Саксонской династии и без того хватало забот, чтобы сохранить единство Германии и противостоять славянам и венграм. Таким образом, Оттон повел себя вполне осторожно и осмотрительно, когда ограничил свои амбиции одной Лотарингией (где как вице-король правил его брат). Он удовольствовался (в 959 г.) тем, что потребовал у Лотаря, который был уже в силах претендовать на эту область, отказаться от нее. Наконец, когда Оттон обратил взор к Италии, ему стало уже не до честолюбивых планов в отношении Франции (если они у него вообще когда-нибудь были).

2FRANCE.RU - главная страница сайта

Туры во Францию | Отели Франции | Визы во Францию | Выставки | Авиабилеты

Париж / Замки / Города и курорты / Статьи / История / Искусство



Туристическая компания «Мир странствий»

Туристическая компания «Мир странствий» специализируется на бронировании отелей Франции, оформлении виз во Францию, а также на продаже экскурсионных туров по Франции и авиабилетов на чартеры и регулярные рейсы во Францию.

Адрес: РФ, г. Москва, Пушкинская пл., д. 5 (Здание комбината «Известия»), 5 этаж, оф. 501.  Схема проезда

Телефоны: (495)783-80-20 (мн.)

 

Сотрудничество, общие вопросы по Франции: info@2france.ru

Контактная форма

С помощью контактной формы Вы можете заказать тур, отель, авиабилет, визу во Францию (в этом случае укажите свой телефон и время отзвона).

При заказе с сайта скидка 3%!

  Париж | Замки | Города | Туры во Францию | Отели Франции | Искусство | История | Статьи | Координаты