2FRANCE.RU - Ваш путеводитель по Франции! «Мир странствий»: +7 (495) 983-03-39 (мн.)
   
2FRANCE.RU - Ваш путеводитель по Франции!
  Париж | Замки | Города | Туры во Францию | Отели Франции | Искусство | История | Статьи | Координаты

Мы перезвоним

Туризм и отдых:

Туры во Францию <font color=red>Туры во Францию</font>

Все отели Франции! 

Визы во Францию 

Авиабилеты во Францию 

Винные туры! Винные туры!

Для турагентств 

Туры на Сан Мишель 

Туры на выставки 

Конференции во Франции 

Регистрация фирм во Франции 

Недвижимость во Франции 

Аренда вилл во Франции 

Тематические семинары 

Горные лыжи во Франции 


Путеводитель по Франции:

Достопримечательности Парижа 

Дворцы и замки Франции 

Города и курорты Франции 

Статьи о Франции 

История Франции 

Искусство Франции 

Французская Полинезия 

Французская Гваделупа 

Праздники во Франции 

 

 

Идеи отдыха:

Отдых во Вьетнаме
Отдых в Гоа (Индия)


Rambler's Top100

Интервью с Жаном-Мари Ле Клезио "Французский язык - моя единственная родина"

 

Жаном-Мари Ле КлезиоВо французском литературном пейзаже Ле Клезио занимает особое место, не связанное ни с какими кланами, школами или модой. Одновременно француз и житель острова Св. Маврикия, знакток французской и англоязычной лиетратуры, писатель считает себя последователем Лотреамона, Золя, Стивенсона и Джойса. Критике с трудом удается подвести его под какой-либо канон и мало когда удавалось понять причины его особой чувствительности. Начиная с его первого романа "Судебный процесс" (1963), который принес ему в возрасте двадцати трех лет приз им. Теофраста Ренодо, стиль и тематика ео произведений значительно изменились.

Произведения Ле Клезио, - около тридцати романов, эссе, сборников рассказов, переводов и др. - отражает его внимание к экологическим проблемам современности, возмущение нетерпимостью рационального заподного мышления и увлечение культурой американских индейцев, открытой им в самом раннем возрасте и повлиявшей на все творчество. В одном из красивейших своих эссе под названием "Поющий праздник" он пишет: "Этот опыт изменил всю мою жизнь, мой взгляд на мир и искусство, манеру общаться с людьми, ходить, есть, спать, любить и даже мечтать". В интервью Label France он говорит об этой встрече, а также о своих корнях, отношении к смешению культур, о концепции романа и литературы в целом.

Ваше творчество называют мистическим, философским и даже экологическим. Узнаете ли вы себя в этих определениях?

ЛК: Очень трудно определить, чем на самом деле являешься ты сам. Если бы я должен был сам описать собственные книги, то наверное прибег бы к этим словам, они похожи на правду. Иными словами, для меня важнее объяснить не собственные идеи, а то, чем я являюсь и во что верю. Когда я пишу, то стремлюсь в основном передать мои отношения с повседневностью, с событиями. Мы живем в смутную эпоху, окруженные хаосом идей и образов. Роль литературы в наши дни - отразить этот хаос.

Может ли литература воздействовать на хаос, переменить его?

Мы больше не столь наивны, как в эпоху Сартра, чтобы считать, что роман может изменить жизнь. В наши дни писатели могут только констатировать свое политическое бессилие. Читая Сартра, Камю, Дос Пассоса или Стейнбека, видишь, что эти писатели, обладавшими явно выраженными политическими идеями, верили в предназначение человека и во власть литературы. В наши дни мы больше не можем в это верить. Современная литература - литература безнадежности. Вспоминаю, как в восемнадцать лет я читал в журнале "Экспресс" передовицы, подписанные Сартром, Камю и Мориаком. Это были произведения острой направленности, указывавшие читателям путь. Кто может представить себе сегодня, что журнальная передовица поможет разрешить проблемы, портящие нам жизнь?

Считается, что вы писатель, которого невозможно отнести ни к какому разряду. Может быть, потому что Франция никогда не была единственным источником вашего вдохновения. Ваши романы вдохновлены мировой литературой. Словно произведения Римбо или Сегалена, - авторов, которых французская критика никогда не могла подвергнуть классификации. Где корни этого явления?

Прежде всего, отвечу, что мне ни в коей мере не мешает моя "маргинализированность". Я считаю, что главное качество романа - именно невозможность вставить его в определенные рамки, некоторая его полиморфность, смешение культур и идей, которые, в конечном счете, являются отражением нашего многополярного мира.

Иными словами, я думаю, как и вы, что французская литература, наследница так называемой универсальной мысли энциклопедистов, всегда стремилась к маргинализации любой другой мысли, называвшейся "экзотической". Мне на память приходит пример: писатель со Св. Маврикия Ананда Деви, творчество которого я защищал, когда еще входил в состав читательского комитета издательства Галлимар. Мне ответили, что его рукопись была недостаточно экзотичной!

Кроме того, западная культура стала слишком монолитной. Она бесконечно концентрируется на урбанистических темах и технике, мешая развитию таких форм выражения, как религиозность и чувства, например. Вся непроницаемая часть человеческой души отвергается во имя рационализма. Именно понимание этого обратило меня к иным цивилизациям.

Именно эти культуры, в частности, Мексика и мир американских индейцев, занимает в вашем творчестве важное место. Как вы открыли для себя Мексику?

Я был отправлен туда для прохождения военной службы и прожил там два года, во время которых мне представилась возможность путешествовать. В частности, я съездил в Панаму, где встретился с индейским племенем эмберас и провел с представителями этой народности четыре года (1970-1974).

Для меня это был основополагающий опыт, поскольку я открыл для себя образ жизни, абсолютно несхожий с европейским. Эмберас живут в гармонии с природой, окружающей средой и самими собой, не обращаясь при этом ни к юридическим, ни к религиозным атворитетам. Для меня это было настоящее откровение, и когда, по возвращении, я захотел рассказать об этом читателю, критика нашла меня наивным упростителем, впадающим в миф о "благородном дикаре", в то время как мой рассказ был совершенно не об этом. Я бы никогда не мог назвать людей, с которыми я прожил четыре года, дикарями или употребить эпитет "благородный". Они живут совсем другими критериями и другими ценностями.

Жан-Мари Ле Клезио

“"Больше всего мои книги похожи на меня"”

Вы живете одновременно в Альбукерке, в Новой Мексике, на острове Св. Маврикия, откуда родом ваша семья, и в Ницце, где вы выросли и где живет ваша мать. Как и вы сами, ваши персонажи разрываются между разными континентами. Например, действие "Сгоревшего сердца" происходит в Мексике. Первый рассказ этого сборника рассказывает историю двух молодых женщин, которые жили в этой стране в детстве. Это было тяжелое детство, и обе до сих пор находятся под гнетом воспоминаний. Можно ли сказать, что обе сестры страдают от вечной бесприютности?

Они стали жертвами принадлежности одновременно к двум противоположным культурам: мексиканской, основанной на мгновении настоящего времени, и европейской, которая является культурой дома, интерьера, школьных правил. Мне хотелось показать шок культур.

Почему вы называете рассказы "романсами"?

Это слово немного иронично, но способно описать трагические ситуации. Книга состоит из семи рассказов, сумрачных новелл. В романсе чувство преобладает над социологической правдой. Мне кажется, что задача рассказа - выведение на сцену постоянного противоречия между сентиментальными течениями и социальным, реальным миром. С другой стороны,все новеллы этого сборника основаны на адаптированых мною реальных фактах из газет. Речьидет о настоящих историях, и в них есть романтическое начало, чувствующееся в соответствующих журнальных страницах.

В ваших книгах стирается граница между жанрами. Они далеки от классического нарративного романа. Считаете ли вы, что роман как жанр, родившийся в XIX в., слишком отмечен своим буржуазным происхождением и что как таковой он не может отразить всю сложность постколониального, постмодернистского мира?

 

Роман - и в самом деле буржуазный жанр. На протяжении всего XIX в. он прекрасно отражал чаяния и проблемы буржуазии. Затем появилось кино, которое заняло первое место и стало гораздо более эффективным орудием отражения мира. Тогда писатели стали расширять жанр романа, сделав из него жанр выражения идей и чувств. Именно тогда они поняли, насколько этот жанр гибок, податлив и может быть подвержен любым формальным опытам. С тех пор каждое поколение обновляет жанр романа и выдумывает его заново, в соответствии с привнесенными элементами.

Я, в частности, думаю при этом о писателе с острова Св. Маврикия Абиманьи Уннуте, которого я открыл для себя после нового перевода его книги "Лас Пасина". Этот роман некоторыми своими чертами напоминает Эжена Сю. Уннут использует форму классического романа, но вводит в него эпические элементы, песни и особый ритм, свойственный индейской поэтике. Получается некоторое смешение "Вечного жида" и "Парижских тайн" с "Рамаяной"*.

В ваших романах есть автобиографический момент. Считаете ли вы себя архивариуом собственной истории и собственного опыта?

Моими любимыми писателями всегда были Стивенсон и Джойс. Свое вдохновение они черпали в первых годах собственного опыта и через писательство переживали собственное прошлое, пытаясь понять "почему" и "как". Читая "Улисса" Джойса, понимаешь, что он ставил перед собой задачу не описать момент, но рассказать самого себя и все то, что его сформировало. Он возрождает мельчайшие детали, уличные шумы, отрывки разговоров, телесные наказания, пережитые в школе и навсегда оставшиеся в подсознании. Нейпол также включает воображение, связанное с ранними годами обучения. Литература сильна только тогда, когда ей удается передать первые ощущения, первые мысли, первые неудачи.

При чтении ваших книг часто возникает ощущение, что персонажи, как и вы, ищут родину, выходящую за традиционные тесные национальные границы. Салман Рушди говорит о "вображаемой родине", имея в виду новый тип отношений, который всегда возникает между писателем в изгнании и его страной. Что является вашей воображаемой родиной?

Я сам считаю себя изгнанником, потому что моя семья осталась на острове Св. Маврикия. На протяжении многих поколений мы росли на местном фольклоре, местной кухне, легендах и культуре, в которой смешиваются Индия, Африка и Европа. Я родился во Франции и вырос на этой культуре. Я рос с мыслью о том, что где-то далеко находится наша настоящая родина, однажды я поеду туда и увижу ее. Таким образом во Франции я всегда воспринимал себя как некоторый "привнесенный" элемент. Но я очень люблю французский язык, и это, наверное, моя единственная настоящая родина! Правда, если считать Францию нацией, должен призаться, что я редко подчинялся ее приказам.

Ваши предки были французами?

Ле Клезио происходят из Морбиана, из Бретани. Во время революции один из моих предков, отказавшийся вступить в революционную армию, поскольку его заставляли остричь его длинные волосы, вынужден был бежать из Франции. Вместе со всей семьей он сел на корабль, который назывался "Курьер Индии" и решил отправиться в Индию. Но на пути корабль пристал у острова Св. Маврикия, и мой предок решил остаться здесь, поскольку его жена была уроженкой этого острова и у нее еще оставалась здесь семья. Так что одна часть семьи происходит от этого непокорного путешественника. Кстати, он будет героем моего следующего романа: я сейчас пишу книгу о том времени, когда он прибыл на Маврикий. Этот человек мне близок: он уехал на другой конец света, чтобы избежать неугодного решения. Мне кажется, я его понимаю.

Говорят, что ваши произведения вполне годятся на Нобелевскую премию. Представьте, что завтра вы получите ее. Что бы вы сказали на церемонии вручения?

Это слижком уж гипотетическое представление. Не знаю, как Нобелевская премия, но я знаю, о чем мне хотелось бы заявить публично. В первую очередь, о войнах, на которых умирают дети. Для меня это самое ужасное явление нашей эпохи. Литература - это тоже средство напомнить об этой трагедии и поставить этот вопрос.

В Париже недавно одели паранджу на статуи, в знак протеста против положения женщин в Афганистане. И это очень хорошо. Именно таким же образом мы должны были бы отметить все статуи детей, поставив красную точку на месте сердца, чтобы напомнить: каждый день где-то в Палестине, в Латинской Америке, Африке ребенок умирает от огнестрельного оружия. А ведь об этом никогда не говорят!

Интервью взял Тинтанкар Чанда

* Рамаяна - великая эпическая поэма Индии, написанная на санскрите в начале нашей эры, глубочайшим образом повлиявшая на фольклор Юго-Восточной Азии.

2FRANCE.RU - главная страница сайта

Туры во Францию | Отели Франции | Визы во Францию | Выставки | Авиабилеты

Париж / Замки / Города и курорты / Статьи / История / Искусство



Туристическая компания «Мир странствий»

Туристическая компания «Мир странствий» специализируется на бронировании отелей Франции, оформлении виз во Францию, а также на продаже экскурсионных туров по Франции и авиабилетов на чартеры и регулярные рейсы во Францию.

Адрес: РФ, г. Москва, Пушкинская пл., д. 5 (Здание комбината «Известия»), 5 этаж, оф. 501.  Схема проезда

Телефоны: (495)783-80-20 (мн.)

 

Сотрудничество, общие вопросы по Франции: info@2france.ru

Контактная форма

С помощью контактной формы Вы можете заказать тур, отель, авиабилет, визу во Францию (в этом случае укажите свой телефон и время отзвона).

При заказе с сайта скидка 3%!

  Париж | Замки | Города | Туры во Францию | Отели Франции | Искусство | История | Статьи | Координаты